Monday, 20 May 2013

Zakharovo / Захарово

Pushkin and his grandmother
Pushkin with his grandmother / Пушкин с бабушкой

In early childhood, A.S. Pushkin (1799-1837) often visited his grandmother M.A. Gannibal (1745-1818) at the country estate Zakharovo. Unlike the francophone nobility of the time, Maria Gannibal knew Russian to perfection. It is believed that she was the one who implanted in him the writing skills and love for the Russian language.

Unfortunately, M.A. Gannibal’s Zakharovo house and its interior were lost as long ago as in the end of 19th century. Today a new building, which has been erected on its foundations, reproduces the typical features of the Pushkin-time country houses of the nobility. Nonetheless, part of the estate’s park and pond remain the same.
В раннем детстве, А.С. Пушкин (1799-1837) частенько гостил в у бабушки М.А. Ганнибал (1745-1818) в усадьбе Захарово. В отличие от франконской знати того времени, Мария Ганнибал в совершенстве владела русским. Считается, что именно она привила ему навыки письма и любовь к русской речи.

К сожалению, дом М.А. Ганнибал и его внутренняя обстановка в Захарово были утеряны еще в конце 19 века. На его фундаменте сегодня стоит совершенно новая постройка, повторяющая типичные черты дворянских усадеб Пушкинского времени. Тем не менее, часть парка и пруд при усадьбе сохранились.
Zakharovo pond
Zakharovo pond / Пруд в Захарово

In Zakharovo people of humble origin shared the care for the young Alexander.  

One nanny, a peasant woman named A.R. Yakovleva (1758-1828) was Pushkin’s dearest. He repeatedly turned to her character as a prototype for his heroines and addressed her in verses.

A servant, a peasant, said to be an amateur poet called N.T. Kozlov (1778-1851), accompanied Alexander from a young age until his very death. There was a case, when defending Kozlov, Pushkin challenged a count to a duel.

Заботы о юном Александре в Захарово разделили люди простого происхождения.

Няня А.Р. Яковлева (1758-1828), крестьянка, была любимицей Пушкина. Он неоднократно использовал ее образ в качестве прототипа своих героинь и обращался к ней в своих стихотворениях.

Слуга, Н.Т. Козлов (1778-1851), крестьянин, слывший любителем-стихотворцем, сопровождал Александра с юного возраста и до гробовой доски. Известен случай, когда защищая его, Пушкин вызвал на дуэль графа.

Zakharovo manor house
Zakharovo manor house / Уcадебный дом в Захарово
The poet’s to be's noble parents  - L.S. Pushkin (1770-1848) and N.O. Gannibal (1775-1836) – spent more time in a high society circles and with Bohemia, than with their own son. Moreover, a dark-complexioned and not very pretty boy was not beloved and suffered from mistreatment. Alone and forgotten, he used to read for hours.

His early poetry experiments were met solely with ridicule. Even the acknowledgement of literary professionals failed to change the attitude of his closest relatives. Pushkin only managed to restore his relationship with mother many years later and shortly before her death.
Родовитые родители будущего поэта, - С.Л. Пушкин (1770-1848) и Н.О. Ганнибал (1775-1836), уделяли больше времени светским раутам и общению с богемой, чем собственному сыну. Более того, смуглый и не очень красивый мальчик не был любим и страдал от плохого обращения. Позабытый всеми, он часами просиживал за книгами.

Его ранние стихотворные опыты в  семье были встречены лишь насмешками, а последующее признание сына в литературном сообществе практически никак не повлияло на отношение к нему самый близких родственников. Отношения с матерью Пушкину удалось наладить только много лет спустя, непосредственно перед ее кончиной.
Zakharovo park
Zakharovo park / Парк в Захарово

A Nightingale and a Rose

A.S. Pushkin

In gardens’ muteness, in spring, in the nights’ mist, 
Over a rose sings the nightingale of East. 
But doesn’t feel anything nor hear this charming rose, 
And to the loving hymn just swings and calmly dozes. 

Not in this way you sing for beauty, cold and hard? 

Come to your senses, bard, where do you stream your heart? She does not hear nor feel the poet’s soul, fervent; 
You look – she is in bloom, you call – the answer’s absent.

Translated by Yevgeny Bonver (Евгений Бонвер)

Соловей и Роза

А.С. Пушкин

В безмолвии садов, весной, во мгле ночей,
Поёт над розою восточный соловей.
Но роза милая не чувствует, не внемлет,
И под влюблённый гимн колеблется и дремлет.

Не так ли ты поёшь для хладной красоты?
Опомнись, о поэт, к чему стремишься ты?
Она не слушает, не чувствует поэта;
Глядишь, она цветёт; взываешь — нет ответа.



Forest path in Zakharovo park
Forest path in manor park / Лесная тропинка в усадебном парке

Yet the time spent by the young poet in Zakharovo smoothed over the drawbacks of the upbringing. It was the place, where Pushkin was surrounded by love and kindness. The vivid nature of the surroundings, the exposure to the peasant way of life and folklore are often visible in the poet’s works of various periods.    

At present A.S. Pushkin’s birthday is celebrated in Zakharovo on the first Sunday of June. The program includes recitals and musicians, as well as various exhibitions and competitions. 
И все же, время проведенное  юным поэтом в Захарово немного сгладило недостатки родительского воспитания. Здесь Пушкин был окружен вниманием и любовью. Живописная природа этих мест, знакомство с крестьянским бытом и фольклором, - все это нашло отражение в творчестве поэта разных периодов.

Сегодня в честь дня рождения А.С. Пушкина в первое воскресенье июля в Захарово ежегодно проводится Пушкинский праздник, где выступают чтецы и музыканты, а также проводятся различные выставки и состязания.


Saturday, 11 May 2013

Constructivism / Конструктивизм

Mosselprom, D.M. Kogan, reconstruction of 1923-1924
Mosselprom, D.M. Kogan, reconstruction of 1923-1924 / Моссельпром, Д.М. Коган, реконструкция 1923-1924
The first multi-storey building in Russia is about 2000 years younger than its Shibam counterparts in Yemen.  Oddly enough, there is a formal resemblance between the two: simplicity of forms, deliberate geometrics, and asymmetry.

Significant differences appear to be only in decorative elements. Eastern lusxury and refinement of Yemen was not in fashion in Russia during 1920-1930. The country’s new trendy Constructivism style was known for its asceticism and lack of decorative extravagances. Besides, Constructivism was meant to be a reflection of the new communist philosophy's attitude towards material culture.
Первый многоэтажный дом в России примерно на 2000 лет моложе своих Йеменских собратьев в Шибаме. И, как ни странно, у них имеется некоторое внешнее сходство, - простота форм, нарочитая геометричность и асимметрия.

Существенные различия имеются лишь в декоративных элементах. Восточная вычурность и изящество Йемена в России 1920-30гг. популярностью не пользовались. Ее новомодный Конструктивистский стиль отличался аскетизмом и отсутствием каких-либо декоративных излишеств. К тому же предполагалось, что Конструктивизм должен был отражать отношение новой, коммунистической философии к материальной культуре.
Dorhimzavod club, K.S. Melnikov, 1927-1929
Dorhimzavod club, K.S. Melnikov, 1927-1929 / Клуб Дорхимзавода, К.С. Мельников,1927–29 
The buildings of Constructivism sometimes look so unusual that it is difficult to identify their function. For instance, this club for workers of a Moscow chemical plant more resembles a warehouse or a small factory. In addition, this mess has an irony about it. This legacy of the revolutionary vanguard is offered for bank and commercial lease today; and the roar of speeches condemning capitalism is to be replaced by the clank of coins and the rustle of banknotes.  
Иногда Конструктивистские здания выглядят настолько необычно, что даже сложно определить их назначение. К примеру, этот клуб рабочих одного из химических производств Москвы больше похож на склад или минизавод. К тому же, в этой путанице несомненно присутствует еще и  некоторая ирония: это наследие революционного авангарда сегодня сдается под банк и коммерческие офисы, а гром обличающих капитализм речей сменит звон монет да шелест купюр.
Budenovsky settlement, M.I. Motylev, 1927-1929
Budenovsky settlement, M.I. Motylev, 1927-1929 / Будёновский посёлок, М.И. Мотылев, 1927-1929
Budenovsky settlement, M.I. Motylev, 1927-1929
Constructivism was also wildly used in residential construction. Today’s Moscow has retained about 26 sites of a dense housing development in the Constructivism style. The buildings have declined to a great degree and require a thorough repair. Local authorities are often tempted to demolish these “proletarian mansions” and to build something more profitable and easy to maintain. There are also partial demolition projects including the preservation of single examples of the style, that factually leads to yet a new destruction of the historical environment of the city. So now the fate of these objects mainly depends on the initiative and will of local residents.
Будёновский посёлок, М.И. Мотылев, 1927-1929
Конструктивизм широко применялся и в строительстве жилья. На сегодняшний день в Москве насчитывается около 26 объектов компактной застройки в Конструктивистском стиле. Многие здания изрядно обветшали и требуют капитального ремонтаУ местных властей зачастую возникает соблазн снести эти «пролетарские хоромы» и построить на их месте что-то более доходное и простое в обслуживании. Существуют также и проекты частичного сноса с сохранением минимума образчиков стиля, что фактически обернется очередным разрушением исторической архитектурной среды города. Так что, на сегодняшний момент, дальнейшая судьба этих объектов во многом зависит от инициативы и активности жителей.
State electric station -1 named in honour of P.G Smidovich, I.V. Joltovsky, reconstruction of 1927-1929
State electric station -1 named in honour of P.G Smidovich, I.V. Joltovsky, reconstruction of 1927-1929 / ГЭС-1 им. П.Г. Смидовича, И.В. Жолтовский, реконструкция 1927-1929
Station -1 (1897) is the oldest thermoelectric plant in Russia, which continues to supply the city with power and hot water.

Prior to nationalisation in 1918 the station was the property of a joint stock company. Its German and British machinery used oil as a fuel. However, due to the 1919-1920 supply shortages, the station had to switch on firewood.

The replacement of the imported equipment with home-produced began in 1930. In 1946 the station switched to gas fuel. Today it uses a mixture of gas and masout.

In1993 the station returned to joint stock ownership. At the same time, the state’s centralised planning of the industry was replaced by regulatory functions. Due to the new system failure, in 2005 there was a major blackout in Moscow. From that moment, the state has been returning into power generation as a shareholder of grid companies.
ГЭС-1 (1897) – старейшая ТЭЦ России, продолжающая и сегодня снабжать город горячей водой и электроэнергией.

До национализации 1918 станция находилась в собственности акционерного общества. Немецкое и английское оборудование станции работало на нефти.Однако, в 1919-1920 гг. на станции в качестве топлива пришлось использовать дрова, т.к. поставки топлива в столицу прекратились.

В 1930гг. на станции началась замена импортного оборудования отечественным. А с 1946 качестве топлива стал использоваться природный газ, а сегодня и газо-мазутные смеси.

В 1993 ГЭС-1 вернулась в ведение акционерного общества. В тоже время государственное централизованное планирование в отрасли было заменено регулированием. В результате системных недоработок в 2005 г. в Москве произошел крупный сбой электроснабжения. С этого момента государство начало возвращаться в электроэнергетику в качестве акционера сетевых компаний.
Udarnik cinema, B.M. Iofan, 1927-1931
Udarnik cinema, B.M. Iofan, 1927-1931 / Кинотеатр Ударник, Б. М. Иофан1927-1931
Udarnik cinema was built as part of the “House on the Embankment” complex, which was intended for the highest Soviet elite. It included not only a cinema, but also other everyday necessities: a canteen, a laundry, a sport club, a bank, a shop, etc. However, the fate of the House's residents was often unenviable. A career highflyer could any minute finish inside the walls of a labour camp.

Today the cinema is closed for reconstruction. There are plans to open a museum later.
Кинотеатр Ударник был построен как часть комплекса зданий «Дом на набережной», предназначавшегося для высшей Советской элиты.  Тут был не только кинотеатр, но и другие приятные бытовые удобства, - в т.ч. столовая, прачечная, спортзал, отделение банка, магазин и т.п. Однако, многих жильцов этого дома часто ждала незавидная участь. Карьерный взлет в любой момент мог закончиться в лагерных застенках.

На сегодняшний день кинотеатр закрыт на реконструкцию. По завершении в нем планируется открыть музей.
Narkomzem building, A.V. Schusev, 1928-1932
Narkomzem building, A.V. Schusev, 1928-1932 / Здание Наркомзема, А.B. Щусев, 1928-1932
There are many Constructivist buildings of the Soviet period, which are still in use by their successors. However, the state leadership had had other plans for the Ministry of Agriculture (formely Narcomzem). According to N.S. Khrushchev's plan, the ministry were to move from the capital to the countryside. Yet his attempt to draw the bureaucrats closer to the subject of their responsibilities did not succeed. In the the light of this, it will be interesting to see the progress of a «new» project that aimed at expelling of the bureaucrats from the Moscow centre.

The Narkomzem building has an interesting technical feature -paternoster lifts.They have no doors and never stop on the floors. Today this symbol of progress and labour from the past is more an allegory of the dodging abilities of bureaucrats.
Многие конструктивистские здания организаций и ведомств Советского периода и по сей день используются их приемниками. Однако по поводу Министерства сельского хозяйства (бывший Наркомзем) у руководства страны были иные планы. По замыслу Н.С. Хрущева Министерство должно было съехать из столицы в область. Но его попытка приблизить чиновников к предмету их должностных обязанностей так и не увенчалась успехом. В этой связи, любопытно как будет продвигаться «новый» проект по  выселению чиновников из центра Москвы.

Здание Наркомзема отличает интересная техническая особенность, - лифты непрерывного действия.  Они не имеют дверей и не останавливаются на этажах. Сегодня этот символ прогресса и труда из прошлого скорее выглядит как некая аллегория изворотливости чиновников.
Russian Railways, I.A. Fomin, reconstruction of 1930
Russian Railways, I.A. Fomin, reconstruction of 1930 / РЖД,  И.А. Фомин, реконструкция 1930
In spite of an ideologically well-grounded concept, Constructivism never managed to become an official Soviet style. Nonetheless, Constructivism is still popular. The ideas of Russian architects of the early 20th century have a strong influence on the aesthetics of modern architecture. Hopefully, the works of Constructivists  will not be lost as a result of yet another turn of a political or economical vectors.
Несмотря на идеологически-обоснованную концепцию, Конструктивизм так и не прижился в качестве официального Советского стиля. Тем не менее, популярность Конструктивизма не угасла. Идеи российских архитекторов начала 20 века до сих пор оказывают сильнейшее влияние на эстетику современной архитектуры. Хочется надеяться, что работы Конструктивистов не будут утеряны с очередной сменой политического или экономического вектора.