Tuesday, 13 August 2013

Suzdal

Suzdal veiw, Vladimir region, Russia
Suzdal veiw / Вид на Суздаль
Suzdal was first mentioned in historical documents in connection with an uprising of heathen priests (Volkhvy) in 1024. That was the year of bad harvest, followed by famine. Volkhvy accused the nobility, local feudal lords, in concealment of foodstuffs. Public clamour resulted in use of physical force.

The uprising had reached such a scale that Prince Yaroslav the Wise (978-1054) had to interfere and sent armed forces in order to suppress the rebellion. Part of the rebels was slaughtered; others were expelled from the princedom; and their property was looted.
Суздаль впервые упоминается в исторических документах в связи с восстанием волхвов в 1024. В этот год случился неурожай, а за ним последовал и голод. Волхвы обвинили знать – местных феодалов, в укрывательстве продовольствия. В результате, народное негодование вылилось в рукоприкладство.

Восстание достигло такого размаха, что князю Ярославу Мудрому (978-1054) пришлось вмешаться и послать дружину для усмирения бунта. Часть восставших была перебита, часть изгнана из княжества; а их имущество – разграблено.  
Suzdal Kremlin, Vladimir region, Russia
Suzdal Kremlin / Суздальский Кремль
Suzdal Kremlin was also founded in the year of the rebellion (1024). The local Prince and the Bishop with their courts and armed forces were dwelling behind its walls.

According to a description of the end of the 17th century, the Kremlin was defended by a Home Guard formed from the clergy and the craft people. They were armed with heavy arquebuses made of iron and copper, hand arquebuses, and muskets.

Nowadays the Kremlin harbours a museum and Trapeznaya restaurant, which is famous for traditional recipes of Russian cuisine.
Суздальский Кремль  также был основан в год восстания (1024). За его валами обитали местный князь и епископ со свитами и дружиной.

По описанию уже конца 17 века на защите Кремля стояло уже совместное ополчение из людей духовного сословия и посадских. На вооружении ополченцев были тяжелые пищали – медные и железные, пищали ручные и мушкеты.

Сейчас в Кремле расположен музей и ресторан «Трапезная», который знаменит традиционными рецептами Русской кухни.
Shrine with the relics of Feodor I, Cathedral of the Nativity, Suzdal Kremlin, Vladimir region, Russia
Shrine with the relics of the rev. Feodor I, Cathedral of the Nativity, Suzdal Kremlin / Рака с мощами преп. Федора I, Рождественский собор, Суздальский Кремль
The cathedral of the Nativity of Suzdal Kremlin was built in the11 century. However, due to engineering miscalculations, it was short lived and soon dismantled. Already in the 12th century the cathedral was replaced with a new one. One way or another, it had been rebuilt or restored again almost every 100 years up to the 16th century.

It is noteworthy, that the cathedral keeps relics of the reverend Feodor I (?-1024), the first Christian bishop of these lands, who is known for the destruction of Heathen temples and as an active preacher of the new Christian faith. And for these reasons he was twice driven away from Suzdal by the residents. Finally and to his own misfortune, he returned to Suzdal in the same 1024. Worship of Feodor’s relics by the local residents was noticed only in the second half of the 16th century.

Today the most ancient survived parts of the cathedral of the Nativity are dated by the 12th century. The cathedral's frescoes bear fragments of paintings of the 13th, 15th, 17th and 19th centuries. Here it is also possible to listen to Arkhangeskiy glas, an orthodox men’s chorus of Suzdal.
Рождественский собор Суздальского Кремля был построен в 11 веке, однако из-за технических просчетов при строительстве храм долго не простоял. Его разобрали и заменил новым уже в 12 веке. Так или иначе, храм перестраивался или восстанавливался практически каждые 100 лет вплоть до 16 века.

Примечательно, что в этом храме находятся мощи преподобного Федора I (?-1024), первого христианского епископа в этих краях, известного разрушением языческих капищ и активной проповедью новой веры, из-за чего он был дважды изгоняем местными жителями из Суздаля. А окончательно возвратился он туда на свою беду все в то же 1024 году. Почитание мощей Федора I местными жителями было отмечено только во второй половине того 16 века.

На сегодняшний день наиболее древние сохранившиеся части Рождественского собора относят к 12 веку. Фрески храма сохранили фрагменты росписей 13, 15, 17 и 19 века. Здесь также можно послушать Суздальский православный мужской хор «Архангельский глас».
Belfry and cathedral, The monastery of our Saviour and St. Euthimius, Suzdal, Vladimir region, Russia
Belfry and cathedral, The monastery of our Saviour and St. Euthimius / Колокольня и собор Спасо-Евфимиевого монастыря
Though the monastery of our Saviour and St. Euthimius founded in 14th century, most of its stone buildings dated by the 16th-17th centuries. At that time the monastery was deemed to be the strongest fortress in Suzdal land – the height of its towers is reaching 22 metres (which in modern equivalent is 7-8 store building), the length of the fortress walls is 1200 m, their height constitutes 7,5 - 8,5 m, and width is about 2 m.

The construction was partially funded from the Tsar and the nobility donations. Partially the monastery itself invested into the fortress improvement, especially, since by the 17th century, it was already a large-scale feudal landlord, and it was more than 10,000 peasants in its ownership.

Today the monastery of our Saviour and St. Euthimius is a museum. In addition, its belfry is playing a melody created with 17 bells every hour.
Хотя Спасо-Евфимиев монастырь Суздаля основан в 14 веке, большинство его каменных построек относится к 16-17 векам. Тогда монастырь считался самой укрепленной крепостью Суздальской земли: высота его башен достигает 22 метров (что в современном эквиваленте составляет 7-8 этажный дом), длина крепостных стен – 1200, их высота -7,5 - 8,5 метров, ширина около 2 метров.

Строительство было частично осуществлено за счет пожертвований царя и знати. Частично и сам монастырь вложил средства в обустройство крепости. К 17 веку это был уже крупный феодальный землевладелец, и в его владении находилось более 10 000 крестьян.

Сегодня Спасо-Евфимиев монастырь является музеем. Кроме того, каждый час здесь работает звонница; мелодия создается при помощи 17 колоколов.
Prison, The monastery of our Saviour and St. Euthimius,  Suzdal, Vladimir region, Russia
Prison, The monastery of our Saviour and St. Euthimius / Тюрьма Спасо-Евфимиего монастыря
Monasteries were not the places exclusively devoted to a divine service. They were an exile destination for undesirable noble women, troubled courtiers, and unlucky heirs for the throne. Officially the prison in the monastery of our Saviour and St. Euthimius was opened in the 18th century and existed till the 1939, by then, the Soviet period.

There were heretics, schismatics, and revolutionaries imprisoned during the Tsar's rule. Their number constantly grew, and by the 19th century the prison had occupied a nearby building. And this occurred even though Suzdal had a separate town prison. During Soviet times the prison of the monastery of our Saviour and St. Euthimius was completed with orthodox hierarchs, scientists, and political figures.

It needs to be pointed out that the monastery’s prison is looks as a relatively civilised place comparing to true zindans of the other Suzdal’s cloisters.
Монастыри не были исключительно местами для богослужений. Сюда ссылали неугодных знатных женщин, провинившихся придворных и неудачливых наследников на престол. Официально в Спасо-Евфимиевом монастыре тюрьма открылась в 18 веке и существовала вплоть до 1939 года уже Советского периода.

Когда правил царь здесь сидели еретики,  раскольники и революционеры, причем их количество постоянно увеличивалось и в 19 веке тюрьма заняла и соседнее здание. И все это при условии, что в Суздале существовала и еще и городская тюрьма. В Советское время в Спасо-Евфимиевом сидели православные иереи, ученые и политические деятели.

Стоит отметить, что эта монастырская тюрьма еще выглядит весьма цивилизованным местом в сравнении с настоящими зинданами других Суздальских обителей.
Residential house, Suzdal, Vladimir region, Russia
Residential house, 17th century / Жилой дом 17 века
Suzdal’s history had several take-offs. In the 12th century the town used to be the capital of a princedom. The Mongol-Tatar yoke (13-15 centuries) contributed to the formation of a large religious centre; 5 monasteries were opened in Suzdal. During the Time of Troubles (1598-1613) Suzdal Prince Dmitry Pozharsky headed the Home Guard, which freed Moscow from Polish invaders.

Though the mid-17th century was marked by a plague and a raid of Crimean Tatars. Suzdal became depopulated. Yet the Church’s construction was continued. Destined to never see a single combat, but to become a prison, the towers and walls of the monastery of our Saviour and St. Euthimius were built exactly at that time.
В истории Суздаля было несколько взлетов. В 12 веке он побывал столицей княжества. Монго-татарское иго (13-15 вв.) способствовало становлению здесь крупного религиозного центра; тогда в Суздале было открыто 5 монастырей.В годы Великой Смуты (1598-1613) Суздальский князь Дмитрий Пожарский возглавил ополчение, которое освободило Москву от Польских захватчиков.

Ho уже середина 17 века ознаменовалась чумой и набегом крымских татар. Суздаль обезлюдел. Тем не менее, церковное строительство продолжилось. Как раз в это время строятся крепостные башни и стены Спасо-Евфимиева монастыря, что в дальнейшем, так ни разу и не побывав в бою, станут тюремными застенками.  
Mansion of a merchant Kashitsin, Suzdal, Vladimir region, Russia
Mansion of a merchant Kashitsin / Дом купца Кашицина
The new social class of well-off merchants-entrepreneurs who mainly were peasants by birth appeared in Suzdal in 19th century. Even today a great number of their mansions are scattered about the central streets of the town.
Many new churches, an orphanage, a shelter for women, and an almshouse appeared in the town thanks to the efforts of the merchants.

They were also highly interested in building of a railroad Suzdal-Vladimir, but all their attempts were in vain. Trade volumes failed. Industrial development of the 20th century had also skirted the town. Soon Suzdal turned into a minor regional town with a population mainly involved in agriculture and rendering services to the monasteries and pilgrims.
В 19 веке в Суздале появился новый социальный класс – зажиточных купцов-предпринимателей, которые, большей части, были выходцами из крестьянской среды. Их особняки и сегодня во множестве рассыпаны по центральным улицам города.
Стараниями купцов город обрел множество новых церквей, приюты для детей и женщин, а также богадельню.

Они были также весьма заинтересованы в строительстве железно-дорожной ветки Суздаль-Владимир, но все их попытки провалились. Торговые обороты упали. Индустриальное развитие 20 века также обошло город стороной. Вскоре Суздаль превратился в небольшой уездный город, с населением, в основном занятым в сельском хозяйстве и обслуживании монастырей и паломников.
Convent of the Deposition of the Robe, Suzdal, Vladimir region, Russia
Convent of the Deposition of the Robe, 13th century / Ризоположенский монастырь, 13 век 
Soon after the Revolution of 1917, the power in Suzdal moved to the Bolsheviks, and even during the civil war of 1918-1920, the town would not deserted to the White Guard.

Yet towards their Christian objects of worship, the residents showed a considerably less respect. They supported requisitions of the Church’s property, opening of the shrines with relics, and burning icons. The citizens were demolishing churches, disassembling religious building for bricks, and using icons as flooring.

The theomachy widespreaded to such a degree that in the beginning of 1920 it was required an urgent extension of a small local museum.  For many years its keepers were rescuing religious and historical artefacts from the whole region.
Вскоре после революции 1917 года власть Суздале перешла Большевикам, и даже в годы гражданской войны 1918-1920 гг. город не переметнулся на сторону Белогвардейцев.

А вот к своим христианским святыням местные жители отнеслись с гораздо меньшим почтением. Они поддерживали реквизиции церковного имущества, вскрытие рак с мощами и сожжение икон. Горожане сносили церкви,  разбирали на кирпич культовые постройки, а иконы использовали в качестве настила.

Масштаб богоборчества имел настолько всеобъемлющий характер, что в начале 1920-х годов потребовалось срочное расширение небольшого местного музея. Его хранители на протяжении многих лет спасали религиозные и исторические ценности со всего края.
Church of the Resurrection, 1720, Suzdal, Vladimir region, Russia
Church of the Resurrection, 1720 / Воскресенская церковь, 1720 г. 
In 1967 the regional authorities decided to develop Suzdal as a town-museum. Dynamic restoration activities were accompanied by a development of a touristic infrastructure, which ensured Suzdal’s prosperity for years to go.

In 1990 religious buildings began to return to the Church. Today some of them see public worships regularly.
According to some calculations there are about 200 historical heritage sites have survived in the town and its suburbs. About 60 of them are religious objects.

Suzdal is also popular with a cinematographic community. About 20 feature films have been shot here with «Balsaminov’s marriage», probably, being the best one.
В 1967 региональные власти приняли решение развивать Суздаль в качестве города-музея. Aктивная реставрационная деятельность сопровождалась организацией туристической инфраструктуры, которая обеспечила Суздалю процветание на годы вперед.

В 1990 гг. начался возврат культовых сооружений Церкви. Сегодня В части из них регулярно проводятся богослужения.
По некоторым подсчетом в городе и его окрестностях сохранилось около 200 исторических памятников, из которых не менее 60 культовых сооружений.

Суздаль также популярен у кинематографистов. Здесь было снято около 20 художественных фильмов, а «Женитьба Бальзаминова», наверное, лучший  из них.


Monday, 22 July 2013

The Holy-Bogolubsky monastery

Holy-Bogolubsky monastery
The Holy-Bogolubsky monastery / Свято-Боголюбский монастырь
According to a chronicle of the Holy-Bogolubsky monastery compiled by Father-Superior Aristarch in the mid 18th century, the monastery was founded by prince Andrey Yuryevich (1111-1174) in 1158.

The prince was heading from Kiev to Rostov with a miracle working icon of the virgin Mary, the Mother of God, which had been taken away secretly from one of the monasteries close to Kiev. The horses stopped high on a hill. It was impossible to make them go any further, so the travellers had to stay there overnight.

That night the prince had a revelation. The Mother of God asked him not to carry her icon to Rostov, but to leave in Vladimir, and also to build a stone church on this same place and open a cloister for the coenobites.
Согласно летописи Свято-Боголюбского монастыря, составленной Игуменом Аристархом в середине 18 века, монастырь был основан князем Андреем Юрьевичем (1111-1174) в 1158 гг. 

Князь направлялся  из Киева в Ростов, с чудотворной иконой Богоматери, тайком увезенной из монастыря близ Киева. На высоком холме кони остановились. Заставить их  идти дальше никак не удавалось и пришлось заночевать тут же.

Ночью у князя было видение. Богоматерь просила не вести ее образ в Ростов, а оставить во Владимире, а на сем месте возвести каменную церковь и открыть обитель для иноков.
Cathedral of the Nativity of the Blessed Virgin Mary
 Cathedral of the Nativity of the Blessed Virgin Mary / Собор Рождества Пресвятой Богородицы
Prince Andrey fulfilled the request of The Mother of God right to a tee. In addition he founded a town and built his own residence near the church, surrounding them with a massive rampart. Andrey named the town that God loved (Bogolubimiy) and himself that loved God  (Bogolubskiy). Today, only the lower part of the belfry and the gallery leading to the Cathedral of the Nativity of the Blessed Virgin Mary have survived from the residence.

Shortly before the above events, Andrey’s father, the Grand Prince Yuriy Dolgorukiy (1090?-1157) had been poisoned in Kiev. Having settled down in the Vladimir-Rostov-Suzdal province, which had formerly belonged to his father, Andrey retired his father’s boyars, sent away any competitors for the princedom and his relatives, save for only the closest. Eleven years later (1169), he took revenge on Kiev and is remembered for a savage reprisal against the residents and the looting the “Mother of Russian cities”. It is noteworthy that the same year the stolen icon of the virgin Mary, the Mother of God was placed in Vladimir’s Dormition Cathedral; and since then the icon has been called the Vladimir Mother of God.
Князь Андрей в точности исполнил просьбу Богоматери, а также основал город и построил свою резиденцию рядом с церковью, окружив их мощным валом. Город князь Андрей назвал Боголюбимым, а себя – Боголюбским.  Сегодня от резиденции сохранились только нижняя часть колокольни и галерея ведущая к Собору Рождества Пресвятой Богородицы.

Незадолго до вышеупомянутых событий отец Андрея и великий князь, Юрий Долгорукий (1090?-1157), был отравлен в Киеве. Основавшись в княжестве  Владимирском, Ростовском и Суздальском, прежде принадлежавшем его отцу, Андрей удалил от себя бояр из окружения отца и изгнал за пределы оного родственников, за исключением ближайших, и конкурентов на княжество; а еще через 11 лет (1169) отомстил Киеву, прославившись жестокой расправой над жителями и разграблением «матери городов русских». Примечательно, что в этом же году им похищенная икона Богоматери была установлена во Владимирском Успенском Соборе и стала именоваться Владимирской. 
Bogolubovsky meadow
Bogolubovsky meadow / Боголюбовский луг
Employing either cunning and diplomacy or power, Andrey subdued a number of nearby towns and lands; and everywhere, his assigned deputies were weak or dependant princes. He also rejected “Veche” – a tradition of a direct participation of the commons in the local governance. In Vladimir the prince leaned on his armed forces and craftsmen that had arrived from the Kiev province.
Где хитростью и дипломатией, а где силой Андрей подчинил себе ряд соседних городов и земель, ставя своими наместниками слабых или зависимых князей. Он также отказался от «Вече» –  традиции прямого народного участия в местном управлении. Опорой его власти во Владимире  стали дружина и ремесленный люд, прибывший с князем из Киевских земель.
Сabbage butterfly, Bogolubovsky meadow
Сabbage butterfly, Bogolubovsky meadow / Капустница, Боголюбовский луг
Andrey Bogolubsky was also known as an active supporter of the Christian faith, a charitable person, a builder of churches, and a converter of non-Christians.  His new capital – Vladimir – had been fairly beautified, yet, upon the model of Kiev. In an effort to strengthen of Vladimir's new status, Andrey attempted to create a Vladimir's metropolitan, which would had risen local hierarchs. He was, however, unsuccessful.
Андрей Боголюбский был также известен как активный приверженец христианской веры,  благотворитель, строитель церквей и обратитель иноверцев. Его новая столица – Владимир - украшалась изрядно, и все же, - по образцу Киева. Для укрепления Владимира в новом статусе, Андрей предпринял попытку создания Владимирской митрополии, которая возвысила бы местных иерархов, однако, неудачную.
Protection of The Holy Mary church on the River Nerl
The Protection of The Holy Mary church on the River Nerl / Церковь Покрова на Нерли
One of the churches built by Bogolubsky was the Protection of The Holy Mary church on the River Nerl (1165) in some distance from the Bogolubovo residence with the monastery. The church factually sat on a trade route and served as an impressive front door to the Price’s domain. Initially it had galleries and a minor wharf with stairs leading to the church. And though, the monastery fresco and whitestone lining of the foundation has not survived, the facade is still covered with a skilful carving depicting King David, lions, and faces of women.
Одной из церквей, построенных Боголюбским была церковь Покрова Богородицы (1165) на реке Нерль и в некотором удалении от Боголюбовской резиденции и монастыря. Церковь фактически стояла на торговом пути, и служила впечатляющим парадным княжеских владений. В первоначальном варианте она имела  галереи и небольшую пристань с лестницей, ведущей к церкви. И хоть фрески храма, и белокаменная облицовка фундамента не уцелели, на фасаде здания сохранилась весьма искусная резьба, изображающая царя Давида, львов и женские лики. 

Bog flower, Bogolubsky meadow
Bog flower, Bogolubsky meadow / Болотный цветок, Боголюбскй луг
Yet neither the town’s rampart, nor a found mighty could not save Andrey Bogolubsky from the hands of the conspirators. About 20 men, including his closest circle people, killed the prince in his own residence at night. His naked body was thrown out into the vegetable garden, and the residence was robbed. Pillaging followed in Vladimir.

It turned out that both the dismissed boyars and commoners - burdened with excessive duties - were discontented with Andrey. Upon the Prince's demise, all his appointees were displaced, and the kingdom plunged into a new wave of internecine wars.

Andrey Bogolubsky was canonized posthumously by the Church. Some historians consider him a forerunner of the future autocracy and a forefather of Russian statehood; others deem that he was driven solely by a lust for power.
Однако, ни городские валы, ни обретенное могущество не спасли Андрея Боголюбского от рук заговорщиков. Около 20 человек, в т.ч. его родственники и люди из ближайшего окружения ночью убили князя в его собственной резиденции. Обнаженное тело убиенного было выброшено в огород, а его резиденция разграблена. Грабежи и беспорядки воспоследовали и во Владимире.

Оказалось, что Андреем были недовольны  и отстраненные от власти бояре, и простой люд, чрезмерно отягощаемый поборами в казну. После смерти князя все поставленные им наместники были смещены и по княжеству прокатилась новая волна междоусобных войн.

Посмертно церковь причислила Андрея Боголюбского к лику святых. Часть историков считает его предвестником грядущего самодержавия и родоначальником российской государственности, а иные – что он руководствовался исключительно властолюбием.  

Friday, 14 June 2013

Train stations / Вокзалы


This article owes its existence to Boris Miller, my friend and photographer.
Live long Boris!
Эта статья обязана своим появлением моему другу и фотографу Борису Миллеру.
Долгих лет Борис!

Leningradsky train station, K.A.Ton, 1851
Leningradsky train station, K.A.Ton, 1851 / Ленинградский вокзал, К.А. Тон
The first significant long-distance railroad in Russia was commissioned in 1851. It was a line between St. Petersburg and Moscow, the design and construction of which was exclusively state-managed affair. Private contractors were invited only at the final stage. Execution of the state order was controlled up to the last detail and no liberties were allowed. As a result, the road cost less than those in the West. However, it needs to be pointed out that the Russian workforce was cheaper.

Two architecturally identical train stations were built at the line’s ends. This tradition continued while the reconstruction during Soviet times. Today the inside interior design of both stations is also similar. 

Первая значительная по протяженности железная дорога в России была пущена в 1851 году.Это была линия Санкт-Петербург – Москва, проектирование и управление строительством которой осуществляло государство. Частные подрядчики были привлечены на только на заключительной стадии. Вольностей не допускалось. Исполнение госзаказа контролировалось вплоть до мелочей. В результате, дорога вышла дешевле западных аналогов. Однако, стоит учесть, что и труд российских рабочих стоил дешевле.

На ее конечных станциях были построены два совершенно идентичных в архитектурном отношении вокзала. Традиция была соблюдена и при реконструкции вокзалов в Советское время. И сегодня внутреннее убранство вокзалов абсолютно одинаковое.
Kursky train station, G.I.Voloshinov, 1972
Kursky train station, G.I.Voloshinov, 1972 / Курский вокзал, Г.И Волошинов, 1972
Construction of the entire railroad network - from the Black Sea to the Baltic, as well as deep into Russia’s territory - was entrusted toThe Main Russian Railroad Society in 1857. Under the terms of the concession the Society was also bound to maintain the network for 80 years and return it to the state afterwards. In return the state guaranteed a profit of 4,5 – 5 % on invested capital under a stipulation that budget costs would not exceeded the set limit.

Bankers and specialists from Western Europe (France mainly) with an experience in railroad financing and construction in their own countries were invited to manage the Society. However, the expectations were short-lived. Soon an auditing commission found a considerable number of abuses in both financial and operational activities of the Society. The money was squandered, the railroads were unfinished, and the works performed were substandard. Factually, the project was closed.

In 1863 there was an arrangement to construct a main line to Kursk in collaboration with English banks. The profit margin had increased to 5,5. Some other privileges were also granted by the state, including even a right to mine coal in the Donetsk field. However, such was the scandal of The Main Russian Railroad Society that it was impossible to find money at this time. Moreover, from the feedback of the Society's former management, it was believed that railroad construction in Russia was highly unprofitable.

Eventually, the construction was commenced by the state in 1864. The overall line cost less than 2/3 of the intended deal with the English. And though, the operational profit from it was less than expected, investors' doubts were dispelled. The boom of railroads construction had begun in Russia.
В 1857 году строительство целой сети железных дорог от Черного до Балтийского Моря, а также вглубь территории России было поручено Главному обществу российских железных дорог, которое на концессионной основе обязывалось также и обслуживать ее в течение 80 лет, а затем передать государству. В обмен правительство гарантировало 4,5-5 % доход на вложенный капитал при условии соблюдения лимита бюджета.

К руководству Обществом были привлечены Западно-Европейские банкиры и специалисты (в основном из Франции), имевшие опыт финансирования и строительства железных дорог в собственных странах. Однако, надежды на них не оправдались. Вскоре ревизионная комиссия выявила значительное количество злоупотреблений как в финансовой, так и в производственной деятельности Общества. Средства были растрачены, дороги недостроены, часть работ выполнена без надлежащего качества. Фактически проект был закрыт.

В 1863 году строительство магистрали на Курск предполагалось осуществить в сотрудничестве с английскими банками. % доходности был поднят до 5,5. Государство предоставило также  ряд дополнительных льгот, в числе коих числилась даже право на добычу каменного угля в Донецком бассейне. Однако, скандал с Главным обществом российских железных дорог был настолько грандиозен, что в этот раз денег собрать не удалось. Более того, с подачи бывшего руководства Общества считалось, что строительство железных дорог в России крайне невыгодно.

В 1864 строительство снова взяло на себя государство.  Стоимость дороги составила менее 2/3 от предполагавшейся концессионной сделки с англичанами. И хотя эксплуатационная прибыль от нее оказалась меньше ожидаемой, сомнения инвесторов были развеяны. В России начался бум железно-дорожного строительства.
Kazansky train station, A.V.Shchusev, 1926
Kazansky train station, A.V.Shchusev, 1926 / Казанский вокзал, А.В. Щусев, 1926
Construction of the line towards Kazan started in 1860. Its technical features required some auxiliary shops not far from the town of Kolomna. In time, these shops grew into a major machine-building complex; and it is still in operation now. In 1870, just 7 years after the shops opening,  the first Russia triaxial (six-wheel) steam locomotive was put on the market by The Mechanical and foundry Works of the Struve brothers.
В 1860 началось строительство дороги казанского направления. Ее технические особенности  потребовали организации подсобных мастерских близ Коломны. Со временем они выросли в крупный машиностроительный комплекс, который и по сей день занимается производственной деятельностью. А тогда, в 1870 г. и всего лишь через 7 лет после открытия железнодорожных мастерских, Механический и литейный Завод инженеров братьев Струве выпустил первый в России трехосный (шестиколесный) паровоз.
Yaroslavsky train station, F.O.Schechtel, 1907
Yaroslavsky train station, F.O.Schechtel, 1907 / Ярославский вокзал, Ф.О.Шехтель
The Yaroslavl railroad recieved a name - “The First Russian”. In contrast to The main Russian railroad society, its investors were only Russian citizens. The project was led by a representatives of a famous merchants and entrepreneurs dynasty Mamontovs.

However, Savva Ivanovich Mamontov’s passion for the railroad business had a disastrous effect for his own life. Having decided to extend the branch of the Yaroslavl Railroad north until Arkhangelsk, he also invested heavily in associated productions. But the business went slowly. And soon, he got himself into a money toruble, which in 1898 he tryed to cover by using the funds from The Moscow-Yaroslavl railroad society without informing its shareholders. Savva hoped to return the debt from the new railroad project concession. However, this   deal failed too. The fraud came to light. Savva was brought to court and most of his property was sold by auction.
Ярославская железная дорога получила название Первой Русской”. B противоположность Главному обществу российских железных дорог, инвесторами ее строительства были исключительно россияне. Проект возглавляли представители известной купеческой и предпринимательской династии Мамонтовых.

Однако, увлечение Саввы Ивановича Мамонтова железнодорожным бизнесом имело катастрофические последствия в первую очередь для него самого. Решив продлить ветку Ярославской железной дороги на север до Архангельска, он одновременно инвестировал значительные средства в сопутствующие производства. Однако, дела шли неважно. Вскоре образовалась нехватка средств, которую в 1898 он компенсировал из средств Общества Московско-Ярославской железной дороги без ведома акционеров. Возвратить долг Савва надеялся из доходов по концессии на строительство новой ветки. 
Однако концессии получить не удалось. Обман вскрылся. Савва пошел под суд, а большая часть его имущества продана с молотка.
Belorussky train station, I.I.Strukov, 1910
Belorussky train station, I.I.Strukov, 1910 / Белорусский вокзал, И.И.Струков, 1910
It is noteworthy, that at the end of the 19th century passengers were not allowed to wander wherever they wanted. Depending the ticket price, i.e. carriage class, a passenger received a definite package of services, including a station space allotted for his needs. The maximum gap between the classes in the consumption of a station space constituted 1:3 and was taken into account on the design stage.
Примечательно, что в еще в конце 19 века пассажирам не было позволено находиться где вздумается. В зависимости от стоимости билета, т.е. класса вагона, пассажир получал определенный пакет услуг, который в том числе определял площадь, выделенную под его нужды вокзалом. Максимальный разрыв в потреблении классами пространства достигал 1:3, и учитывался архитекторами еще на стадии проектирования. 
Paveletsky train station, S.D.Kuznetsov, reconstruction 1987
Paveletsky train station, S.D.Kuznetsov, reconstruction 1987 / Павелецкий вокзал, С.Д.Кузнецов, реконструкция 1987
With the length exceeding 4400 km, the Ural-Ryazan railroad ran the most populated regions of Russia. The Paveletsky train station of this line opened in Moscow in 1900. It was also a first specialised cargo terminal. And bulky consignments were accepted here for transportation. Large facilities were built for storage of the goods, some of which were intended perishable foodstuffs.
Уральско - Рязанская железная дорога проходила через наиболее густонаселенные области России, а ее длина составляла более 4400 км. Павелецкий вокзал этой ветки начал работать в Москве в 1900 году. Это был в том числе и первый специализированный грузовой терминал. Здесь принимались в обработку крупные грузы, а также значительные площади были отведены под склады, в том числе и для скоропортящихся продовольственных товаров.  
Rizhsky train station, S.A.Brzhozovsky, 1901
Rizhsky train station, S.A.Brzhozovsky, 1901 / Рижский вокзал, С.А. Бржозовский, 1901
Today the least busy train stations in Moscow are Rizhsky and Savelovsky. A project to merge the two stations appeared in the year 2000, although, it still remains only on paper.

With Rizhsky train station opened in 1901, the Moscow – Vindau – Rybinsk railroad became one of the most popular. It connected Central Russia with the non-freezing ports of Latvia. Part of the Russian Empire, Latvia was an important transit point in a Russia’s trade with Europe. It is interesting, that even today up to 50% of Latvia’s freight turnover are goods for/from Russia.
Рижский вокзал, наряду с Савеловским, сегодня один из наименее востребованных. В 2000 году появился проект его  слияния с Савеловским, который пока так и остался на бумаге.

С постройкой Рижского вокзала в 1901 году, Московско-Виндаво-Рыбинская железная дорога стала одной из самых популярных. Она соединяла центральную Россию с незамерзающими портами Латвии, которая тогда входила в состав Российской Империи и была важным транзитным пунктом в торговле России с Европой. Интересно, что и теперь до 50% грузооборота Латвии составляют товары из/для России.
Savelovsky train station, Y.V.Shamray, reconstruction 1992
Savelovsky train station, Y.V.Shamray, reconstruction 1992 / Савеловский вокзал, Я.В.Шамрай, реконструкция 1992
Savelovsky train station opened its doors to passengers in 1902.
The Savelovo line is perhaps, the shortest branch of the Moscow railroad. The main road development plan included many more stations, which had never been built. So now, Rybinsk, Uglich and Kalyazin are accessible only by bus.

These towns were also the least affected by the industrial development of Central Russia. And they still bear the distinctive features of provincial Russian towns that are so enticing for the tourists.
В 1902 году начал принимать пассажиров Савеловский вокзал.
Савеловская, пожалуй, самая короткая ветка московской железной дороги. План развития этого направления включал еще ряд станций, постройка которых так и не состоялась. До сих пор в Рыбинск, Углич и Калязин можно добраться только автобусом.

Издержки промышленного развития центральной части России коснулись этих городов в наименьшей степени. И сегодня они сохранили обаяние Российской глубинки, столь привлекательной для туристов.

Kievsky train station, I.I.Rerberg, 1920
Kievsky train station, I.I.Rerberg, 1920 / Киевский вокзал, И.И. Регберг, 1920 
Kievsky train station is Russia’s gateway to a holiday Europe. There are trains to Bulgaria, Austria, Greece, Turkey, etc.
A reconstruction of the square in front of Kievsky train station was finished in 2002, and now it is called Europe square. 
Сегодня Киевский вокзал, - это ворота Российских туристов в Европу. Отсюда отправляются поезда в Болгарию, Австрию, Грецию, Турцию, и тд.
В 2002 году была завершена реконструкция площади перед вокзалом, которая теперь называется площадью Европы. 


Monday, 3 June 2013

The Holy Trinity Stephen-Makhrischenski monastery / Свято-Троицкий Стефано-Махрищенский монастырь

Holy Trinity Stephen Makhrischenski monastery
Holy Trinity Stephen Makhrischenski monastery /
Свято-Троицкий Стефано-Махрищенский монастырь
The Holy Trinity Stephen-Makhrischenski monastery was founded in 1353 in the vicinity of present-day Aleksandrov. By that time, the Church already had been  freed from taxation for about a 100 years. It was actively expanding its landownership, successfully trading, and managing property. The appearance of the monastery-neighbour sparked off a local peasants’ rebellion. They feared loss of land. Under the threat of death the monastery founder, the reverend Stephen (?-1406) had to flee from the peoples’ wrath.
В 1353 году в окрестностях нынешнего Александрова был основан Свято-Троицкий Стефано-Махрищенский монастырь. К тому времени Церковь была освобождена от налогов уже почти 100 лет, активно расширяла свои землевладения и успешно вела торгово-хозяйственную деятельность. Появление соседа-монастыря вызвало волнения среди местного крестьянства, связанные с возможностью утери земли. Под угрозой смерти его основатель преподобный Стефан (?-1406) был вынужден бежать от народного гнева.
Gate church passage arch, Holy Trinity Stephen Makhrischenski monastery
Gate church passage arch/
Арка надвратной церкви
Several times the monastery was practically destroyed. Nevertheless, each time the monastery was revived - after a fire (at the end of the 15th century), an attack by Polish troops (1613), or being dismantled to aid the construction of an airstrip (1942, WW2). 

In the Soviet period, the monastery was closed and its property was used by various secular institutions and establishments. Only 70 years later (1993) the monastery had been restored. The remains of the buildings were renovated, the churches rebuilt, and the territory improved through the labours of nuns and the help and  support philanthropists.
Несколько раз монастырь был практически уничтожен. Но каждый раз после пожара (конец 15 века), разорения польскими войсками (1613), разбора храмов на кирпич для постройки аэродрома (1942во время Великой Отечественной),  монастырь возрождался. 

В Советский период монастырь был закрыт, а его имущество было передано в пользование различным светским организациям и учреждениям. И только через 70 лет (1993) обитель начала восстанавливаться. Услилиями монахинь и при помощи благотворителей остатки уцелевших построек подновлены, церкви восстановлены, территория благоустроена.
Arch-pastor inn, Holy Trinity Stephen Makhrischenski monastery
Arch-pastor inn / Архипастырская гостиница
From 1925 until 1975 the monastery territory served as an orphanage. Today acting monastery continues the educational work of the Soviet period. A new orphanage for girls was opened here in 2002. In addition to secular education, the girls receive a general knowledge of religion, undertake various excursions, learn to draw, and participate in the monastery life.
С 1925 по 1975 годы на территории монастыря размещался приют для детей-сирот. Сегодня действующий монастырь фактически продолжает воспитательную деятельность Cоветского периода. В 2002 году здесь вновь открыт приют для девочек-сирот. В дополнение к светскому образованию они получают общее представление о религии, ездят на экскурсии, учатся рисовать и участвуют в жизни монастыря. 
Ven. Stephen church, Holy Trinity Stephen Makhrischenski monastery
Ven. Stephen church  / Храм в честь преподобного Стефана
The main sacred place of the monastery is the church of Stephen Makhrischenski. It was founded in 1558 with the aid of Ivan the Terrible and his spouse Anastasia. The church keeps the miraculous icon of Our Lady of Tikhvin and relics of the reverend Stephen Makhrischenski.
Главная святыня монастыря церковь преподобного Стефана Махрищенского, основанная (1558) при участии Ивана Грозного и его супруги Анастасии. Здесь хранятся чудотворная икона Тихвинской Божией матери и мощи преподобного Стефана Махрищенского.